Ответ на вопрос «Как вернуть деньги с разработчика?» будет разным, и зависит он от того, какой договор заключили между собой заказчик и разработчик программы.

Программа для ЭВМ (запахло чем-то старым…ЭВМ) – это представленная в объективной форме совокупность данных и команд, предназначенных для функционирования ЭВМ и других компьютерных устройств.

В целом, можно выделить три основные модели взаимодействия разработчика и заказчика в чистом виде.

Модель № 1 – договор подряда/ оказания услуг

Здесь разработчик обязуется создать программу, отвечающую потребностям заказчика. В таком договоре устанавливаются сроки, в течение которых будет создано ПО, а также прилагается техническое задание, содержащее требования к будущей программе.

По умолчанию исключительное право на ПО, созданное в результате договора подряда/ оказания услуг, принадлежит заказчику (ст. 1296 ГК РФ).

Подрядчик/ исполнитель несут ответственность за ненадлежащее исполнение договора. Исполнение будет считаться ненадлежащим, если в ПО имеются такие недостатки, что оно не пригодно для нормального использования. В этом случае закон предоставляет заказчику выбрать способ защиты:

– потребовать устранение дефектов за счет исполнителя

– уменьшить цену договора

– самостоятельно устранить недостатки, но потребовать от исполнителя компенсацию своих затрат

Вернуть деньги с разработчика получится, если недостатки являются существенными и неустранимыми, либо разработчик программы не исправляет простые нарушения в разумный срок. Поясним, что существенный недостаток исключает использование объекта по назначению, а неустранимый недостаток не может быть исправлен.

Еще у нас есть подкаст на эту тему “Договор с разработчиком: зачем и какой?” → 
Подпишитесь сейчас, чтобы не потерять.

Также подрядчик/ исполнитель отвечают за срыв сроков. Если в результате просрочки исполнение утратило ценность для заказчика, то он вправе отказаться от договора и вернуть деньги с разработчика.

Если разработчик программы не выполнил договор вовремя либо разработчик программы не исправил недостатки ПО, то ни в коем случае нельзя подписывать акт приемки работ/ услуг. Напротив, направьте контрагенту мотивированный отказ от подписания акта с указанием всех выявленных недочетов.

Если разработчик не соглашается с вашими замечаниями, то самое время направить отказ от договора по причине его существенного нарушения.

Далее порядок действий зависит от того, вносилась ли предоплата. Если аванс был, то заказчику следует быть активным, чтобы вернуть деньги с разработчика. Заказчик должен направить досудебную претензию, а впоследствии иск в арбитражный суд.

В этом случае надлежащий иск – требование о взыскании неосновательного обогащения. Высший арбитражный суд РФ еще в 2000 году подтвердил, что аванс может взыскиваться по правилам о неосновательном обогащении после расторжения договора.

Если же заказчик еще не успел ничего оплатить, так как передача денег обусловлена подписанием акта приемки, то здесь активность должен проявлять разработчик. Разработчики обращаются с исками о взыскании задолженности по договору.

И те, и другие споры разрешаются на основании экспертизы. Перед экспертом ставят различные вопросы, касающиеся выполнения условий договора и наличия потребительской ценности у ПО. В зависимости от ответов эксперта решается вопрос, подлежит ли ПО оплате.

Модель № 2 – договор купли-продажи с предустановленным ПО

В рамках таких договоров продавец осуществляет поставку оборудования, на котором установлена программа. При этом использование оборудования обусловлено работоспособностью ПО.

На уровне Верховного суда такой вопрос рассматривался в рамках потребительского спора (п. 4 Обзора ВС РФ от 20.10.2021). Женщина купила смарт-часы, которые учитывали физическую нагрузку с помощью онлайн-сервиса. В последующем компания-производитель перешла на другое ПО, а старое ПО отключено. В результате фитнес-браслет перестал выполнять свою функцию и представлять какой-либо интерес для хозяйки. Позиция Верховного суда: понятие качества товара охватывает и качество программного обеспечения, используемого в технически сложном устройстве (ст. 469 ГК РФ). Эта позиция является универсальной и может применяться предпринимателями.

Интересно здесь то, что на момент приемки товара ПО может работать идеально. Однако вследствие модернизации ПО новая версия может не поддерживаться старыми устройствами. Так вот, отсутствие претензий к качеству товара на момент приемки не лишает покупателя права выдвигать претензии в последующем в следствие неработоспособности программы.

В данном случае прекращение работы ПО квалифицируется как существенный недостаток товара, поэтому можно потребовать замены товара либо отказаться от договора полностью.

Суд будет не с разработчиком программы, а с продавцом материального объекта. Требования иска должны быть аналогичны требованиям претензии.

Модель № 3 – лицензионный договор

Здесь речь идет о случаях, когда разработчик (лицензиар) дает лицензиату право пользоваться разработанной им программой. То есть суть этого договора в отличие от предшествующих моделей не связана с передачей товара, оказанием услуг или выполнением работ. Иными словами, право пользования в отличие от товара, услуги, работы не подлежит оценке на качество.

«Неисключительное право, не являясь вещью, не может быть некачественным», – Постановление 11 арбитражного апелляционного суда от 23.04.2022 по делу № А72-12397/2020.

Для лицензионного договора в принципе неважно, использует лицензиат программу или нет. Если ему дано право ей пользоваться, то он обязан платить по лицензионному договору, даже если вообще ее не использует.

Еще нужно отметить, что как правило лицензии содержат оговорку «as is» = «как есть». То есть программный продукт предоставляется таким, какой он есть, со всеми недостатками и без гарантий любого рода.

Например, в интернете можно найти лицензионное соглашение с Майкрософт, которое содержит оговорку: лицензиар отказывается от любых гарантий, связанных с неудовлетворительным качеством ПО, товарной пригодности:

Указанное дает нам право предположить, что иски о возврате роялти по причине некачественного ПО – ненадлежащий способ защиты. Это предположение подтверждается практикой судов. Как указал 9 арбитражный апелляционный суд в постановлении по делу № А40-111104/2012, по лицензионному договору необходимо установить передачу права пользования программой. Для этого проверяется соответствие условий договора и приемочного акта в части наименования программы. Обстоятельства, связанные с недостатками программного обеспечения, не охватываются предметом лицензии, так как она предоставляет только право, но не предполагает оказание услуг по внедрению и технической поддержке.

Не следует использовать такой иск как признание лицензионного договора незаключенным. В судебной практике это требование широко распространено: приобретатели лицензии ссылаются на то, что нет подписанного обеими сторонами бумажного договора. Этот аргумент неубедителен по двум причинам: 1) законом предусмотрена такая форма заключения договора как обмен электронными документами, 2) нельзя ссылаться на незаключенность договора, если спор возник после его фактического исполнения.

Успешные кейсы по судам с разработчиком программы встречаются в тех случаях, когда лицензиат докажет, что разработчик программы не выполнил обязанность по обеспечению доступа к ПО, а также то, что лицензиату был закрыт прямой доступ к серверам этой программы; при этом, доступ может быть предоставлен как путем передачи электронного носителя, так и посредство интернета с использованием логина и пароля (Постановление СИП от 03.11.2017 по делу № А46-13129/2016). В этом случае можно подавать в суд на разработчика программы о расторжении договора о возврате денег.

Признаем, суд с разработчиком программы по лицензионному договору сулит небольшие перспективы, если он связан исключительно с недостатками программы.

Представляется, что оптимальным вариантом будет отказ от лицензионного договора. Но следует учесть, что закон такую возможность по умолчанию не предоставляет лицензиату. Поэтому проверьте в лицензионном соглашении условие о праве лицензиата в любой момент отказаться от договора. Отказ от лицензии имеет смысл, когда лицензионные платежи носят периодический характер. Если все лицензионное вознаграждение уже выплачено, то вернуть деньги с разработчика не удастся.

Оптимизм для заказчика здесь связан с хорошей работой юристов лицензиата на стадии заключения лицензионного соглашения. Ведь в договор можно включить условие об ответственности лицензиара за недостатки ПО, а также обязанность лицензиара бесплатно устранять сбои в работе ПО. Тогда лицензионный договор «смешается» с моделью № 1, которая предполагает материальную ответственность лицензиара – исполнителя за некачественные услуги.

Это три основные модели существующих отношений между теми, кто нуждается в ПО, и теми, кто способен его создать. Эти модели могут выстраиваться в комбинации. Например, легко представить договор поставки оборудования с предустановленным ПО с предоставлением лицензии на использование этого ПО. Или можно встретить лицензионные договоры, предусматривающие обязанность лицензиара оказать услуги по установке технической поддержке. Такие «гибриды» регулируются по частям: элементы, относящиеся к работам/ услугам регламентируются гл. 37 и гл. 39 ГК РФ, условия о поставке оборудования с ПО – нормами о купле-продаже, а части, касающиеся передачи исключительного интеллектуального права на ПО – нормами части 4 ГК РФ.

Резюмируя изложенное, можно составить матрицу способов защиты в спорах с разработчиками ПО:

Наша команда юристов убеждена, что развитие IT-сферы напрямую

зависит от спроса заказчиков программного обеспечения. Поэтому заказчики должны быть уверены, что оплаченные гонорары полностью окупятся в результате использования качественного ПО, оптимизирующего жизнедеятельность компании, а если ПО окажется некачественным – есть надежные способы защиты. Они, действительно, есть. Если разработчик программы не выполнил работы по созданию/ установке/ поддержке ПО или если разработчик программы не исправляет недостатки программы, мы подберем оптимальный вариант для возврата денег.